Почему Turkcell в Турции крутой, а lifecell в Украине нет

После поездки на саммит Turkcell в Стамбуле (нам показали центр управления сетью, один из современных дата-центров, флагманский магазин оператора и интересный социальный проект) меня терзал один вопрос: почему в Турции у Turkcell все настолько хорошо, насколько это вообще возможно, а в Украине у дочерней lifecell все не так? И как это можно изменить? И можно ли? И что будет делать lifecell для этого? Чтобы лучше понимать ситуацию — Turkcell в Турции является самой инновационной компанией страны (вроде нашего Приватбанка), услугами которой пользуются миллионы абонентов. У Turkcell есть все, чего можно только желать от оператора мобильной связи, при этом компания уверенно смотрит в будущее и точно знает ответ на вопрос как ей не превратиться в трубу.

То есть оператор не просто предоставляет услуги мобильных звонков и мобильного интернета (чего тоже там есть в больших объемах), а еще и создает новые сервисы, активно использующие ресурсы оператора. Это и традиционные для игроков рынка телекоммуникаций услуги телевидения, и сервис потоковой музыки Fizy, и мобильное телевидение TV+, и мессенджер BiP, который действительно популярен в Турции — статистика оператора в режиме реального времени отображает сотни тысяч сообщений в час:

Один из экранов в центре управления сетью Turkcell отображает только статистику мессенджера, что показывает ее важность для оператора.

Не чужд Turkcell и рынок финтеха. С 2010 в Турции работает платежная система Paycell, у нее уже 5.5 миллиона пользователей со средним чеком в месяц около 200 турецких лир (порядка $38). И 3 миллиона загрузок приложения Paycell за 2 года работы. Кстати, в июне lifecell запускает этот сервис и в Украине. Под него будут выпускаться банковские карты, партнерами выступают платежная система «Простір» и банк «Восток».

Стоит ли говорить, что быстрый мобильный интернет у Turkcell есть в Стамбуле везде? Даже посреди Босфора можно вести стриминг видео, на котором пассажиры кормят чаек местными бубликами с кунжутом? Не в последнюю очередь на качество связи влияет количество базовых станций и (что ничуть не менее важно) их близость к потребителям. Вот такие мачты стоят совсем не на крышах зданий, а просто посреди города. И никто не ходит рядом с ними в шапочках из фольги. Хотя бы потому, что чем ближе передатчик находится к клиентским устройствам (смартфонам), тем ниже должна быть мощность радиосигнала. Это же так просто, но эти знания физики слишком сложны для украинских потребителей, которых начинают мучить фантомные боли как только они видят на горизонте вышку с базовыми станциями.

Мачта с передатчиками оператора в Стамбуле. От тротуара ее отделяет лишь забор и несколько метров.

Еще Turkcell разрабатывает свою поисковую систему Yaani и делает из нее голосового помощника, то есть работает над технологиями будущего. Конечно, заставить приложение запустить подключенную к Wi-Fi кофеварку — это не бог весть какие технологические достижения по нынешним меркам, но это только начало, а у украинских операторов мобильной связи нет даже этого. Не говоря о том, что делать поисковую машину в наших условиях — чистой воды утопия.

Скорость передачи мобильного интернета в тестовой лаборатории Turkcell на Samsung Galaxy S10. В реальной работе, конечно, таких скоростей нет, но в лаборатории сейчас тестируют уже гигабитные скорости, используя агрегацию частот, доступных в 4G.

Само собой, работает Turkcell и над 5G, и нет никаких сомнений в том, что в Турции 5G появится одним из первых в мире. И хотя разработка оборудования еще в процессе, первые смартфоны с поддержкой 5G только анонсированы (в продаже их еще нет), и все эксперименты с 5G все еще остаются экспериментами, нет никаких сомнений в том, что Turkcell продвинулась в этом направлении куда как больше, чем наши операторы, а, возможно, и больше, чем значительное большинство всех операторов в мире.

Проект дрона с поддержкой 5G. Turkcell планирует использовать его для спасателей в труднодоступных районах страны. Где за считанные минуты можно развернуть передачу потокового видео в 360 с дрона.

При этом Turkcell — это не только история про бизнес и деньги. 1% своего оборота (не прибыли, а оборота — это огромные деньги) компания тратит на социальные проекты. На одной из станций метрополитена в Стамбуле расположен музей франшизы «Диалог в темноте». Это проект, позволяющий обычным людям развить эмпатию и почувствовать себя на месте слабовидящих. Экскурсия проходит в полной темноте, и, признаться, если бы мы были не в группе, было бы совсем жутко. Пожалуй, идти на эту экскурсию в одиночку намного страшнее. Хотя всю экскурсию сопровождает англоговорящий гид с нарушениями зрения — для нее это жизнь, а не эпизод.

Рядом с музеем находится кафе, где с бариста предлагают общаться на языке жестов (он ничего не слышит). Все это оставляет очень сильные впечатления. И не думаю, что они во второй раз будут слабее.

А что же lifecell? Почему все эти достижения мы не видим у украинской дочки турецкого оператора? Полагаю, что ответ очевиден и его понимание находится в плоскости положения Turkcell на родном рынке. Для Турции это своя «родная» компания, в которой работают тысячи соотечественников. Еще десятки тысяч являются их ближайшим окружением. Примерно так развивался успех Приватбанка. Например, когда Приватбанк лет 5 назад запускал свои QR-платежи, то вообще не собирался тратить деньги на продвижение этой услуги. И уже на старте имел 30 000 транзакций в месяц через QR-коды просто за счет естественных и уже существующих симпатиков Приватбанка.

На встрече с топ-менеджерами Turkcell я задал вопрос, который меня интересовал больше всего: каким образом оператор мобильной связи собирается конкурировать на нетурецких рынках с глобальными игроками: мессенджером Viber и голосовыми помощниками Google и Apple? Ответ был простым: мы не будем пробовать победить условный Google, но будем работать с той аудиторией, что уже есть у нас. Логично — ведь у lifecell уже есть миллионы абонентов, и на их привлечение уже потрачены ресурсы. К тому же по всем законам диалектики бизнеса удержание старого клиента стоит куда как меньше, чем привлечение нового. Но это все равно не дает ответа на еще более простой вопрос: ради чего люди станут отказываться от Viber в пользу BiP, если аргумент с бесплатным трафиком выглядит совсем слабым в стране условно бесплатного мобильного интернета (вы же всерьез не считаете, что в нашей стране мобильный интернет дорог, если это эквивалент нескольких бутылок пива или чашек кофе? кто их считает? люди на сигареты тратят в разы больше). В Турции у Turkcell гораздо большая лояльная аудитория, которая действительно готова пользоваться операторскими сервисами, и где такие сервисы выглядят по-настоящему более выгодными просто в силу того, что все завязаны на использование мобильного интернета, который не бесплатен, как у нас. И где оператор действительно может предложить экономию.

Поэтому при всем уважении к возможностям и неоспоримым технологическим достижениям Turkcell в Турции, перспективы lifecell в Украине остаются все такими же, как и раньше — запущенный появлением life:) демпинг лишил всех операторов на рынке возможностей для маневра. И что-то измениться в этой расстановке сил сможет только после качественного роста тарифов на мобильную связь. Других прогнозов у меня для вас нет, извините.

https://gagadget.com/

You may also like...