Украина во внешней политике Турции

§1. Турецко-украинские контакты в период Первой мировой войны

Подлинное понимание значения украинской проблемы пробуждается в Турции во время первой мировой войны, когда идея освобождения Украины с помощью государств Четверного союза находит полное сочувствие и поддержку со стороны руководителей турецкой политики.

Ещё до вступления Турции в войну Союз освобождения Украины (СОУ) выступил с обращением к турецкому народу. Это обращение — первый официальный документ в новых отношениях между Украиной и Турцией. Украина и Турция определялись как союзники, у которых есть общий противник в лице российского царизма.

Обращение СОУ нашло отклик в Турции. В прессе писали о притеснения, которым подтвергались украинцы под гнетом России. Журнал «Терджиман-и-Хакикат» утверждал, что украинский народ мог сохранить свой собственный язык и себя как нацию только благодаря правам, которыми пользовались украинцы в Австро-Венгрии 1.

Союз освобождения Украины встретил вступление Турции в войну с воодушевлением. Для установления контактов с турецкими и болгарскими правительственными и гражданскими кругами в Софию и Константинополь были направлены представители Главной Украинской Рады и СОУ. Делегаты Главной Украинской Рады Л.Цегельский и С.Баран встречались с турецкими политическими лидерами Энвер-пашой и Талаат-беем. Последние поддержали стремление создать на руинах побежденной России независимое украинское государство, которое будет преградой российской експансии на Балканы и Средиземное море 2.

Деятельность Константинопольской группы СОУ способствовала распространению информации об украинском вопросе в турецкой провинции. «Интеллигентные турки полностью увлечены украинским делом,— сообщал корреспондент «Вісника СВУ» весной 1915 г. — Все они, встретив кого-нибудь из украинцев, начинают разговор об Украине, о борьбе украинцев и искренне желают освобождения из-под ига Москвы» 3.

Наибольшим достижением миссии СОУ в Константинополе стала декларация Талаат-бея (министра внутренних дел Турции, одного из трех фактических руководителей страны) по украинскому вопросу, опубликованная 24 октября 1914 г. В конце октября 1914 г. в статье «Новое государство» «Тасфир-и-Эфкиар» утверждала, что образование украинского государства будет весомой услугой миру и человечности.

Талаат-бей заявил, что Высокая Порта, так же, как и берлинский и венский кабинеты, признает необходимость освобождения Украины от российского господства; после разгрома России Османское правительство будет готово помочь украинскому народу создать независимое государство. Союз освобождения Украины признавался как общенациональный представительный орган украинского народа, проживающего в российской Украине.

Политическое значение декларации Талаат-бея трудно переоценить. Это первый в международных отношениях официальный документ, признающий право украинского народа на создание независимого государства. Для украинской истории Декларация Талаат-бея имеет такое же значение, как известная декларация Бальфура для истории еврейского народа и государства Израиль.

Газета младотурок «Жен Тюрк» (франкоязычная) отмечала, что «интересы украинцев тесно связаны с интересами Турции. Украинское государство, к которому стремятся украинцы, отделило бы Россию от побережья Черного моря. Создание нероссийского славянского государства избавило бы Турцию от политики интриг и прихотей российской монархии, стремящейся господствовать над Константинополем и морскими проливами» 4. Успех освободительной борьбы украинского народа, отделение Украины от России, как считалось, нанесли бы мощный удар по традиционной политике России и избавили бы Турцию от опасности, угрожавшей ей на протяжении двух последних столетий.

Делегация СОУ в Турции имела еще одну задачу: подготовить условия для создания украинского военного соединения, которое бы вместе с турецкими войсками высадилось на Кубани или в северном Причерноморье, в районе Одессы, с тем, чтобы инициировать национально-освободительное движение украинского населения против гнета царской России 5.

Восстание на Кавказе и на Кубани готовилось специальным немецко-турецким комитетом; рассматривалась возможность участия в акции украинских эмиссаров, чья деятельность распространялась также и на организацию восстания на российском Черноморском флоте 6.

Представители «Союза освобождения Украины» обсудили в Константинополе с доверенными лицами военного министра Турции Энвер-паши вопросы турецко-украинского сотрудничества. Предусматривалось, что после высадки в одном из пунктов российского побережья Черного моря небольшое украинское подразделение при поддержке значительных турецких сил попробует вызвать революционное движение в Украине 7.

Однако в ноябре 1914 года Энвер-паша, в целом поддержав такую операцию, назвал ее условием достижение абсолютного господства на Черном море, что было практически недостижимым. Исходя из реального соотношения сил на российско-турецком фронте, а также учитывая настроения большинства населения Кубани и Украины против Турции, шансов на успешное осуществление операций не было. И на сухопутном, и на морском театрах войны инициатива постепенно переходила к русским войскам. Кроме того, если бы украинские представители прибыли на Северный Кавказ в обозе турецкого десанта, то их бы считали представителями вражеской, оккупационной армии.

На вероятность подобного развития событий указывал руководитель «Союза освобождения Украины» А.Скоропис-Елтуховский в своем анализе ситуации 20 декабря 1914 г. Руководство СОУ делает вывод, что национальное самосознание кубанцев невысокое. Поэтому их нужно еще убедить, что запланированная в Константинополе акция будет осуществляться не ради турок и турецких интересов, а в пользу политических интересов украинского народа.

Народные массы должны осознать, что объективные предпосылки для создания украинского государства существуют, и энергично использовать возможность достичь поставленной цели. Надо убедить украинцев в том, что в собственных интересах Австро-Венгрии, Германии и Турции — стремиться к созданию украинского государства как буфера между ними и Россией. Это, по мнению А.Скоропис-Елтуховского, должно было снять подозрение у украинцев, что их используют в войне как пушечное мясо, чтобы после поражения России бросить на произвол судьбы. Осознание жизненных интересов, связывающих Украину и воюющие против России союзные государства, могло бы стать могущественным средством антимосковской пропаганды в Украине 8.

Но реальные возможности украинско-турецкого сотрудничества, особенно в условиях войны, оказались ограниченными. Уже в 1915 г. крупные военные неудачи Турции перечеркивают какую-либо возможность проведения ею инициативной внешней политики.

 

§2. Украинско-турецкие отношения в 1918—1921 гг.

В соответствии со статьей 8-й Брестского мирного договора были заключены дополнительные соглашения между УНР и отдельными государствами Четверного Союза. Украинско-турецкий договор был подписан в Брест-Литовске 12 февраля 1918 г. Договор упразднял все законы регламенты и приказы, изданные на территории каждой стороны в связи с военным положением. Отдельные статьи регулировали вопросы репатриации пленных и интернированных, материальные компенсации. Предусматривались взаимные льготы. В связи с отсутствием какой-либо договорной базы отношений, УНР и Турция условились составить консульскую конвенцию, а также другие акты 9.

После подписания Брестского мирного договора Турция из врага Украины превратилась в её союзника. Именно в то же время появились сообщения об агитации на страницах некоторых турецких газет в пользу присоединения Одессы к Оттоманской империи. Эти домогательства поддерживала группа турецких политиков, доказывавших на базе исторических, экономических и географических оснований права Турции на Одессу, отошедшую от нее всего 120 лет назад 10. Однако развития этот сюжет не имел.

М.Левицкий, первый украинский посол в Константинополе, занимался такими политическими проблемами, как Крым, бессарабский и балканский вопросы, отношения с Персией (возможность контактов с персидским представителем в Турции). Особенно заботили М.Левицкого события на Кавказе. В Константинополе находились представители Северного Кавказа, добивавшиеся создания отдельного мусульманского государства. Обращаясь за помощью к турецкому правительству, они претендовали на весь Северный Кавказ до реки Кубань и, таким образом, претендовали на часть территории кубанцев 11.

В целом украинско-турецкие отношения во времена УНР взяли конструктивный старт. Про настроенность на взаимную поддержку и сотрудничество свидетельствует и деятельность турецкого посла в Киеве Ахмеда Мухтар-бея12. Эта тенденция сохранялась и во времена Директории 13.

 

 

 

§3. Советская Украина во внешней политике Турции

Перед Турцией, после распада Османской империи фактически получившей качественно иной государственный статус, остро встал вопрос устранения глубокой зависимости от стран Антанты и укрепления собственного международного положения.

В 1920 г. в условиях усиления блокады Турции правительство Кемаля-паши закономерно искало контакты на севере, где оно рассчитывало получить не только моральную, но и материальную и военную поддержку. При таких условиях изменения политических режимов мало влияли на стратегию. Уже 16 марта 1921 г. был подписан Московский договор о дружбе и братстве между Турцией и Советской Россией, 13 октября того же года — Карский договор с республиками советского Закавказья. А в конце 1921 г. в Анкару отбыла чрезвычайная украинская миссия во главе с членом Всеукраинского Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров УССР М.Фрунзе. Через него турецкому правительству была передана значительная сумма денег. 2 января 1922 г. был подписан Договор о дружбе и братстве между Турцией и Украиной. Выступая 3 января 1922 г. на приеме по случаю подписания договора, председатель Великого Национального собрания М.Кемаль-паша отметил: «Турция и Украина — наиболее близкие между собой страны. Такой же близкой является и дружба между народами этих двух стран» 14.

Новое руководство Турции легко пошло на забвение основ двусторонних связей, заложенных в первые послевоенные годы, и охотно подыгрывало соответствующему подходу большевиков. Однако, Анкарский договор о дружбе и братстве стал очередной важной вехой в добрососедских отношениях между Украиной и Турцией. Он предусматривал установление дипломатических и консульских отношений, заложил правовые основы их политического союза, положил начало активному торгово-экономическому и культурному сотрудничеству 15.

Анкарский договор, как и Московский, и Карский, имел большое значений для дальнейшего развития независимого турецкого государства, засвидетельствовал прорыв дипломатической и экономической блокады со стороны государств Антанты. Кроме того, эти договоры в значительной степени способствовали и военным победам турецких патриотических сил. Однако, в дальнейшем договору не было суждено сыграть большую роль в украинско-турецких отношениях, так как они фактически утрачивают полноценный межгосударственный характер.

Ещё в начале и в середине 20-х годов турецко-украинские торговые отношения были достаточно интенсивными. Украинские официальные круги предоставили турецким купцам право без каких-либо препятствий приезжать в Украину и проводить коммерческие операции на ярмарках, устраивавшихся в 20-е годы. Турецкие суда могли заходить в украинские черноморские и азовские порты без специальной визы советских представителей в Турции. Значительная часть турецкого экспорта в СССР шла именно через украинские порты. В 1925 г. в Харькове была основана Украинско-Восточная торговая палата, филиалы которой размещались в Киеве и Одессе. Палата способствовала внешнеторговой деятельности различных украинских организаций. По данным Народного Комиссариата торговли УССР, во внешней торговле Украины именно Турция занимала первое место: в 1926–1927 гг. доля внешней торговли с Турцией составляла 45% всего оборота внешней торговли УССР. По данным Главного таможенного управления СССР за этот же период, доля Украины равнялась примерно 35% всего экпорта СССР на Турцию 17.

Важную роль в развитии украинско-турецких отношений, научных контактов, культурных связей сыграла созданная в январе 1926 г. Всеукраинская научная ассоциация востоковедения (ВУНАВ), деятельность которой сосредотачивалась на политико-экономическом и историко-этнологическом направлениях. Многие исследования относились к Турции — к ее экономике, политике, истории, языку. Именно ВУНАВ и Тюркологическая комиссия во главе с академиком А.Крымским и отдельные деятели культуры в конце 20-х — в 30-е годы благодаря контактам с турецкими коллегами поддерживали диалог между двумя странами 18.

В дальнейшем сталинский изоляционизм и мировая война привели к почти полному сворачиванию украинско-турецких отношений. Только в 60–80-е годы с нормализацией и ощутимым улучшением отношений между Советским Союзом и Турцией активизировались и ее экономические, научно-технические и культурные связи с Украиной. Но никакой самостоятельной роли и политического подтекста они по-прежнему не имели.

 

§4. Восстановление и развитие двусторонних отношений на современном этапе

Реальные двусторонние отношения начинают восстанавливаться уже в условиях глубокого кризиса СССР и возникновения предпосылок для обретения Украиной независимости. Первым документным свидетельством этого стал протокол между Турецкой Республикой и Украинской ССР о развитии торгово-экономических отношений от 1989 г.

Весной 1991 г. официальный визит в Украину нанес тогдашний президент Турецкой Республики Т.Озал. 13 марта 1991 г. состоялась встреча председателя украинского парламента с турецким президентом. Руководители двух стран приняли совместное заявление и подписали Декларацию о принципах и целях взаимоотношений двух государств. В Декларации, в частности, отмечалось: «Исходя из обоюдных намерений продолжать добрые традиции, заложенные Договорам о дружбе и братстве от 2 января 1922 г., Украина и Турция заявляют о стремлении развивать взаимовыгодное сотрудничество в политической, экономической, экологической, научно-технической, информационной, культурной, гуманитарной и других сферах» 19.

Украинская сторона подчеркнула свою заинтересованность в поддержке инициативы турецкого президента относительно создания зоны Черноморского экономического сотрудничества как одного из путей развития интеграционных процессов в Европе. В связи с этим Декларация продемонстрировала согласие двух стран совместно работать в деле охраны окружающей среды, прежде всего Черного моря, а также выработки соответствующей экологической конвенции. Во время этого визита были подписаны документы о сотрудничестве в сфере телекоммуникаций, в области культуры, достигнута договоренность об образовании украинско-турецкой Ассоциации внешнеторговых и внешнеэкономических связей. Ещё 20 ноября 1991 г., то есть до украинского референдума о независимости, Турция объявила об установлении консульских отношений с Украиной.

Распад Советского Союза и образование независимой Украины поставили перед Турцией новые задачи и выявили новые перспективы. 5-6 марта 1992 г. состоялся официальный визит в Киев министра иностранных дел Турции Х.Четина, в ходе которого был подписан Протокол о консультацих по вопросам внешнеполитической деятельности. Уже в мае 1992 г. состоялся первый в истории наших двусторонних отношений официальный визит в Турцию президента Украины Л.Кравчука и подписание Договора о дружбе и сотрудничестве между Украиной и Турецкой Республикой.

Стороны подтвердили «свои обязательства в рамках всех подписанных между ними ранее и ныне действующих актов, особенно Договора о дружбе и братстве между Украиной и Турцией от 2 января 1922 г.» Договор от 4 мая 1992 г. заложил основу для всестороннего сотрудничества двух государств в политической, экономической, культурной и других сферах. Он предусматривает развитие прямых связей между предприятиями, а также тесное сотрудничество в области охраны окружающей среды, науки и техники, связи, информатики, туризма и спорта. Зафиксировано, что «стороны согласны проводить консультации с целью упорядоченного развития их отношений и обмена мнениями по международным и региональным вопросам. Особое внимание уделяется взаимодействию в Черноморском регионе на основе «Декларации о Черноморском экономическом сотрудничестве», подписанной в Стамбуле 25 июня 1992 г. одиннадцатью странами причерноморского региона и включающей взаимные обязательства стран-участниц относительно постепенного снятия ограничений на передвижение капиталов, товаров, услуг и людей. Договор предусматривал развитие инфраструктуры, а также максимальное поощрение делового партнерства 20.

Украина и Турция, исходя из принятых на себя международных обязательств, договорились также о тесном сотрудничестве в рамках Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, а также в органах ООН.

Концептуальный подход турецкого правительства к выстраиванию стратегии в регионе заключается в том, что политика балансирования между Россией и Украиной может быть отклонена в украинскую сторону, если и украинская сторона будет прилагать усилия в этом направлении. Россия — страна, политику которой трудно прогнозировать вследствие целого ряда геополитических, национальных и социальных причин. Украина продемонстрировала свое стремление поддерживать мир и безопасность не только в стране, но и во всем регионе, ее политика более прогнозируемая и может в целом отвечать национальным интересам Турции.

Одна из главных задач, поставленных Турцией перед собой,— это задача помогать новым независимым государствам в переходный к рынку период. Одной из причин этого является то, что все эти государства — её соседи. «Первая причина — это наши собственные интересы, мы хотим соседей без проблем, мы хотим, чтобы они стояли на собственных ногах и совершали этот переход. Мы хотим помочь этому процессу». Среди своих первых соседей турецкий президент назвал Украину — «одного из могущественных соседей Турции» 21. Выступая с речью в украинском парламенте 31 мая 1994 г., президент Турции, в частности, сказал: «Турция придает значение тому, чтобы быть для Украины надежным другом, полезным соседом и серьезным экономическим и торговым партнером, и прилагает усилия в этом направлении. Мы с удовлетворением видим, что и Украина с подобными чуствами и подходами протягивает нам руку дружбы и сотрудничества» 22.

Другой причиной особой заинтересованностиТурции в своих северных соседях явдяется тюркский, а относительно Украины конкретно — крымско-татарский фактор. В Крыму живут, как отметил турецкий президент, «наши братья»23. Турция считает не только своим долгои, но и долгом других государств предоставить им помощь. И если сотни тысяч крымских татар вернулись в Крым, то сегодня это проблема не только Украины, которая не в состоянии решить ее самостоятельно, но и всех цивилизованных стран.

В связи с 50-летием депортации татарского населения из Крыма турецкий президент подчеркнул в своем выступлении: «Наши братья татары… — являются большой ветвью турецкой нации, они заняли свое место среди тех, кто писал историю Украины, они являются самым крепким мостом дружбы между Турцией и Украиной». Турецкая сторона с благодарностью отметила усилия правительства Украины по возвращению крымских татар на их историческую родину и выразила готовность способствовать решению их жилищных проблем 24. Заметна тенденция активизации экономической и гуманитарной деятельности турецких организаций и фирм на полуострове 25. Вообще крымский вопрос занимает все более значительное место в турецкой внешней политике относительно Украины.

* * *

Первые шаги Турции и Украины в деле развития двусторонних отношений в новых исторических условиях продемонстрировли взаимную заинтересованность, намерение достичь качественно нового уровня межгосударственного взаимодействия. Они обозначали высокие темпы сближения позиций Украины и Турции по широкому кругу актуальных проблем, решение которых может сыграть важную роль в экономической, социальной и культурной жизни обеих стран. Дальнейшая активизация контактов между обоими государствами сформировала, в сущности, новый вектор в их внешнеполитических курсах, способный реально изменить приоритеты международных ориентаций государств Ближнего и Среднего Востока, Центральной и Восточной Европы.

http://litopys.org.ua/

You may also like...