Укрінформ: Тимур Масаутов, тюрколог: Эрдоган играет большую шахматную партию

Десять дней минули после попытки переворота в Турции и последовавших за этим событий. Одна ночь изменила страну до неузнаваемости: режим чрезвычайного положения, массовые увольнения и задержания, приостановлено действие Европейской конвенции о правах человека. Демократический мир бьет тревогу, в то время как Анкара рассматривает возможность возвращения смертной казни и активно восстанавливает отношения с Россией.  Как неоднократно заявляло турецкое руководство, ночь с 15 на 16 июля стала Рубиконом в жизни страны, после которого Турция никогда не будет такой, как прежде.

О том, что ждет Турцию в будущем, кто стоит за переворотом, вернут ли смертную казнь, кому выгодны события в Турции и почему есть причины называть турецкий путч удавшимся, в эксклюзивном интервью Укринформу рассказал председатель международного общества Украина-Турция, тюрколог, профессор, член Национального Союза художников Украины Тимур Масаутов.

– В современной истории Турции военные перевороты – не  редкость. За последние 60 лет они сотрясали страну пять раз. Чем можно объяснить такую «популярность» путчизма, силового захвата власти, активных попыток военных влиять на смену руководства страны?

– Говорить о событиях, тенденциях и трендах в Турции невозможно, не понимая в какой политической обстановке мы сейчас находимся. И мы, и Турция. Вы можете быть приверженцем любой концепции:  ультралибералом, неоконсерватором, комунитаристом, джихадистом, националистом, антиглобалистом или просто адекватным, думающим человеком, который способен анализировать происходящее, и вы не можете не заметить, что так называемые «мировые элиты» заигрались в игру под названием геополитика. Заигрались бездарно, приведя мир к абсолютному, тотальному, многоплановому, политическому и экономическому кризису. Политика вселенского глобализма потерпела крах, сейчас наметилась тенденция возвращения к национальным государствам. И вот на фоне этого происходят другие, не менее важные вещи, в том числе и так называемая попытка переворота, путча в Турции. Информации довольно много, теории, версии, объяснения очень рознятся.

Также следует понимать, что такое Турция? Это наследница 600-летней Империи, которая владела одной шестой частью суши, в которую стекались все сокровища мира,  владевшая  Восточной Европой, и частью Украины (вплоть до 18-го века), и Ближним Востоком, и Северной Африкой. Это была серьезная и мощная Османская (Оттоманская) Империя, со своей наукой, культурой, идеологией, мощнейшей армией. Поэтому у турок имперское сознание присутствует ментально.

Действительно, перевороты, путчизм – это традиция политической жизни страны. Таким образом, армия выполняет свои функции, когда зашкаливает радикализация или исламизация страны. Армия жестко направляет страну в нужное русло. Проанализировав перевороты прошлых лет, мы увидим, что генералитет  не узурпирует власть, а корректирует и передает более демократическим, даже проевропейским группам. В результате таких  переворотов происходит подъем, либерализация экономики и всех сфер жизни.

– Как вы думаете, кто именно стоит за последними событиями в Турции? Вы сказали, что армия могла таким образом попытаться уберечь страну от исламизации. Означает ли это, что это не последний переворот, о чем уже даже заявил  Эрдоган, сообщив о подготовке нового путча?

– Касательно нынешнего переворота или его неудавшейся попытки, существует две-три позиции. Основная, это позиция руководства Турции – о неудавшейся попытке госпереворота, которая была пресечена. Вторая версия – это  «упреждающий удар», удачная постановка , которая выявила все нелояльные к власти элементы. Третья позиция более размытая – это некий мятеж внутри самой армии, ее незначительной части, группы офицеров (вначале говорили о 20-30 полковниках), недовольных политикой руководства и ситуацией в стране в целом.

Когда  Мустафа Кемаль Ататюрк и кемалисты пришли к власти, первое, что они сделали, отделили религию от государства, упразднили систему шариатского судопроизводства, отменили полностью ношение паранджи, фесок, широкое использование исламской атрибутики. В кратчайшие сроки, за несколько недель, была осуществлена замена арабского письма латиницей, староосманский язык, который был наполовину арабским, иранским и уже почти не тюркским, был вычищен. Ататюрк не был антиисламистом, но считал ислам тормозом в прогрессе. Государство, современное, светское, европейское ставил превыше религии. Замену исламу нашел быстро, им стал национализм. Ататюрк  сменил приоритеты. Предвидя возможные попытки возрождения халифата в будущем, он дал мощнейшие, очень серьезные полномочия армии, как противовесу власти. Чтобы армия, в случае возврата к халифату, быстро и эффективно корректировала обстановку. Возможно даже, мы неправильно называем эти события путчем или переворотом, это своеобразная очередная  корректировка (по Ататюрку).

– Тем не менее, нынешний переворот стал первым в современной турецкой истории, который не увенчался успехом. В чем причина провала и был ли это провал, удалась ли «корректировка»?

– В первую очередь, давайте уточним, что из себя представляет турецкая армия. Это вторая по мощи, эффективности и боеспособности армия в НАТО после американской. Это более 600 тысяч образованных, со знанием второго и третьего иностранного языка, офицеров и солдат, полностью обеспеченных и экипированных натовской техникой и вооружением последнего образца. Военные всегда были элитой страны, армия пользовалась непререкаемым авторитетом, воин, офицер всегда был на высшей ступени социальной ступени.

Думаю, если такая армия планирует переворот, она его осуществляет без проблем. Мы все помним скандалы с последующим тюремным заключением генералитета в Турции. Несмотря на это, турецкая армия всегда оставалась в состоянии высокой боевой готовности, и интеллектуальный потенциал там был и есть. И это наталкивает на некоторые раздумья. Тем более, что в некоторых деталях последнего путча нет логики. Например, зачем было бомбить пустой парламент, расстреливать пустое здание службы безопасности, занимать дворец президента, в котором президента не было. Понимаете, в этом очень много нестыковок. Версия о том, что организацию переворота провела небольшая группа офицеров, также вызывает сомнения, особенно смотря на количество задержанных (более 100 генералов, начальник штаба, начальник ВВС и т.д.), более 9 тысяч задержанных и это еще не предел.

Попытка переворота и его провал, в любом случае, для президента Турции и нынешнего руководства страны, сыграла даже позитивную роль. Он от этого только выиграл.

– События ночи 15-16 июля продемонстрировали, что Эрдоган пользуется внушительной народной поддержкой, не зависимо от ухудшения ситуации в стране и усиления критики извне. Фактически после призыва выйти на улицы, сторонники нынешнего президента остановили путчистов, выйдя безоружно против танков.  Чем можно объяснить такую поддержку, несмотря на то, что рейтинги популярности Эрдогана в последние годы снизились?

– Несмотря на некоторое падение рейтингов, Эрдоган пользуется огромной поддержкой народа. Турция сегодня входит в топ-15 мощнейших экономик мира. В этом заслуга, в том числе и Эрдогана. И его сторонники, и противники признают это. Несмотря на кризис 2008 года и нынешний, Турция спокойно и уверенно развивается.  Последствия кризиса в 2008 году, Турция пережила более или менее спокойно, без серьезных последствий.

Турецкое общество делится на сторонников и противников Эрдогана приблизительно поровну. К противникам, в частности, относятся политики либерального толка, журналисты, профессура ВУЗов,  интеллектуалы, люди творческих профессий, то есть интеллигенция. Они настроены продолжать политику Ататюрка. Но следует отметить, что  либеральные ценности в понятии Европы, были имплементированы в Турцию с передозом, без учета национальных и религиозных особенностей,  и реакция простого народа на это неоднозначна, поэтому мы наблюдаем массовый поворот к религии, к национальным традициям, как способу самосохранения.

Как раз простой народ, многочисленные представители среднего бизнеса поддерживают Эрдогана. Они как раз за возврат к этим национальным ценностям, которые часто отожествляют с исламом. В противовес либеральной модели, которую часто сравнивают с развратом, распущенностью и вседозволеностью, простые люди предпочли религиозные ценности, которые ассоциируются с семейными, традициями, духовностью. И в Эрдогане, и в правящей партии турки видят некую стабильность и опору еще и в этом вопросе.

– Турецкое руководство заявило о возможности возвращения практики смертной казни в стране. Идею активно поддержали турецкие пользователи в соцсетях. Насколько реально внесение изменения в конституцию страны и возращения смертной казни?

– Руководство Турции этот вопрос поднимало неоднократно, конечно же, будут взвешивать «за» и «против» возврата смертной казни. Но вопрос еще даже не внесен на рассмотрение турецкого парламента. Не думаю, что все 8 тысяч человек задержанных, как сейчас говорят, прогнозируя увеличение этого числа до 15 тысяч, будут повешены или расстреляны. Это нереально. Поэтому, скорее всего, вопрос внесут на рассмотрение парламента, я не верю, что он наберет достаточное количество голосов. Может быть даже будет избран путь референдума, как народ скажет. Единолично такого решения Эрдоган  естественно принимать не будет, перед Евросоюзом, США и всем демократическим миром он не будет узурпатором. Все будет оформлено, или через парламент или через референдум. Возможно, будут внесены какие-то поправки для исключительных случаев. Нельзя сказать, что Эрдогану выгодно возвращение смертной казни. Сейчас армия, которая столетиями была элитой, унижена, генералы арестованы, а их подчиненные примеряют ситуацию на себя. Если он начнет казнить налево и направо, он настроит против себя всю армию. На сегодня, уволены более 50 тысяч госслужащих, работников образовательной сферы, деканы, профессура и т.д., около 500 школ и заведений в сфере образования закрываются. Введен режим чрезвычайного положения с широкими полномочиями для полиции. Здесь важно не перегнуть палку и не настроить против себя все общество.

– Многие эксперты, особенно на Западе, утверждают, что в ближайшее время Эрдоган усилит свое влияние, сконцентрировав всю полноту власти в своих руках, поскольку попытка переворота фактически станет оправданием новым чисткам в армии и судебной сфере, ужесточения контроля за СМИ, лишению гражданства неугодных. Стиль правления турецкого президента и ранее сравнивали с диктаторским, после переворота тенденция может значительно усилиться? Как вы считаете, какие изменения ожидают страну в связи с последними событиями?

– Благодаря неудавшейся попытке переворота, Эрдоган сплотил нацию, обеспечил себе небывалый уровень, даже взрыв поддержки, у него появилась возможность, и он легитимизировал свои амбиции навести порядок в стране, в частности уничтожить оппозицию. Сейчас Эрдогана обвиняют в попытках установления диктаторского режима. Но стоит заметить, что еще с 90-х годов прошлого века тема раскола страны широко муссировалась и обсуждалась в обществе. И эти опасения остались, даже усилились у всех турок и у Эрдогана в частности. В последние же годы, особенно после ухудшения турецко-российских отношений в адрес Эрдогана звучат нападки, что он исламист, неоосман, амбициозный лидер, который пытается возродить Османскую империю. Но Турция не хочет расширяться,  она хочет сохраниться и быть ключевым игроком в регионе, на Ближнем Востоке и это ее историческое право, как любой могущественной страны. Эти идеи проснулись не вчера, а у Эрдогана логичное желание уберечь Турцию от распада, сохранить ее в нынешних границах, укрепив вертикаль власти. В этом нет ничего крамольного. Какими методами? Восток дело тонкое. Авторитаризм, жесткая вертикаль власти на протяжении сотен лет была присуща всем  тюркским, азиатским государствам.

Исламизация, шариат, – такого в Турции не будет. Либеральную модель заменят мягким исламом, национализмом, в форме патриотизма. Религиозными массами управлять легче. Даже в ночь путча, люди собиралась в мечетях и только после молитвы выходили на улицы.

– Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обвинил в организации попытки военного переворота оппозиционера Фетхуллаха Гюлена. Анкара уже якобы передала доказательства, свидетельствующие против Гюлена, Вашингтону. Насколько возможен вариант передачи? На самом ли деле Гюлен может быть организатором путча или же попытки вернуть его в Турцию лишь старания Эрдогана уничтожить своего политического оппонента?

– Стоит ли за этим оппозиционер Фетхуллах Гюлен? Однозначного ответа нет. Ранее они с Эрдоганом были соратниками, позже их пути разошлись. Гюлен – влиятельная фигура в мире. Это сотни школ, учебных заведений, организаций по всему миру, особенно в странах Средней Азии и Востока. Понимаете, не его метод – силовое свержение власти. Возможно, его последователи и участвовали. Давал или не давал Гюлен какие-то распоряжения – это вряд ли, даже несмотря на то, что турецкое руководство якобы располагает доказательствами. Об этом заявил министр юстиции Турции, материалы направлены в США.

Основной целью Эрдогана сейчас является конституционная реформа, переход от парламентской к президентской республике, укрепление вертикали власти и государственного устройства. Он сейчас решает простую задачу – сплотить вокруг себя нацию, укрепить государство и отсечь от Турции  влияние на внутренние процессы извне. Обвинив Гюлена, он таким образом отсекает один из источников внешнего влияния.

– В последнее время, и в частности после саммита НАТО в Польше, говорят о частом несоответствии действий Турции политике Альянса. Более того, МИД Турции обвинил  американских военнослужащих, которые проходят службу на авиабазе НАТО в Инджирлик на территории Турции в причастности к перевороту. С целью блокирования их действий, базу отключали от электроэнергии, воздушное пространство над ней было закрыто. Как будут складываться и без того непростые отношения?

– Эрдоган очень хорошо играет в политические игры. Он стремится стать ключевым игроком. Как любой политик, геополитик, в этом сложном мире, когда управляемый хаос уже вышел из-под контроля, как руководитель 80-ти миллионного государства, он должен жестко и бескомпромиссно защищать его интересы. Играть, торговаться, где-то шантажировать. Это естественно. Он не объект, а субъект этой глобальной игры, не на вторых ролях.

Что касается базы Инджерлик и отношений с НАТО – Эрдоган также играет. НАТО  потерпит.

– В связи с путчем российские СМИ заговорили о возможности улучшения отношений между Россией и Турцией. Сначала в Москве заявили о готовности предоставить Эрдогану убежище, позже появилось сообщение, что в попытке переворота в Турции участвовал пилот, который в прошлом году сбил российский Су-24. Он якобы состоял в  «параллельной структуре» вооруженных сил Турции, которая и предприняла попытку переворота и ответственна за ухудшение отношений с Россией. Как, по вашему мнению, недавние события могут повлиять на турецко-российские отношения? Возможен ли вариант того, что события путча используют в качестве смягчающих факторов для устранения разногласий?

– Россия для Турции – ключевой партнер. Не стоит забывать, что четверть населения России – это тюркские народы и народности, которые близки Турции. Естественно, не учитывать тюркский, исламский фактор нельзя. Россия – наследница Империи, которая идет еще со времен гуннов, Чингисхана, и Золотой орды. До 15-го века в России своей регулярной армии вообще не было, функции армии, таможни, охраны границ выполняло ордынское татарское войско (у русских князей были дружины). Москва до 17-го века говорила наполовину на татарском языке и делопроизводство также велось на татарском. Вспомните многие известные фамилии: Юсупов, Шереметьев, Кутузов, Карамзин, Державин, Бунин, Булгаков, Тимирязев и т.д. – выходцы из татарских родовитых дворянских семей, строивших ту самую Российскую Империю. Волжские татары, Садри Максуди, Юсуф Акчура, Заки Валиди, были советниками Ататюрка и строили современную Турецкую Республику. Поэтому связь между странами  очень крепкая.

И в этом вопросе присутствует элемент игры. Фактически восстановить отношения России и Турции можно одним снятием санкций. В конце прошлой недели, возобновила работу межправительственная комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству и инвестициям. После того, как нормализуются отношения с Россией, конечно, доверять уже друг другу, как раньше, никто не будет. Серьезный турецкий бизнес давно присутствовал и присутствует в России. Но в политике вообще вопрос доверия очень относителен. Мы видим, что даже международное право не существует в том классическом виде, в каком мы его представляем. Право – это отсутствие права, все в динамике, видоизменяется или просто игнорируется и нарушается. Эрдоган же играет большую шахматную партию. В ней сплелись и личные амбиции, и интересы страны, сплочение народа, возвращение к национальной идее. А бекграунд у Турции серьезный.

– Каким образом могут повлиять события в Турции на украино-турецкие отношения? Сохранят ли наши страны дружеские отношения?

– Когда испортились турецко-российские отношения, в Украине было много оптимизма на счет нового толчка, ренессанса между Украиной и Турцией. Ни взрыва, ни всплеска, ни толчка нет. У нас стабильно дружественные отношения. Есть налаженные связи, бизнесмены среднего звена ведут торговлю. У Турции в отношении Украины нет серьезной стратегической доктрины, хотя должна была бы быть, поскольку Украина, нравится это кому-то или нет, является частью тюркского мира. До 18-го века Украина была частью Османской империи. В этногенезе современного украинца глубокие тюркские корни. Но Украина, традиционно,  недооценивает тюркский фактор.

После развала СССР Украина и Турция очень быстро наладили отношения, украинская экономика после развала фактически начиналась с торговли с Турцией. Многие известные украинские бизнесмены и политики заработали первый капитал на торговле с этой страной, на той, ранее популярной «бавул тиджарет», челночной торговле.  Эти отношения вышли на уровень повыше, но, к сожалению, у Украины так и не появилось серьезной стратегии по отношению к Турции. Никаких просчетов на годы, стратегии развития нет. В Украину по ряду причин, в их числе бюрократия и коррупция, серьезный турецкий бизнес еще не дошел, только несколько больших компаний, в основном сфере строительства.

– Как ситуация в Турции и ее развитие может сказаться на судьбе Крыма? Не угрожает ли она, например, активизацией старых и организацией новых каналов пиратской торговли Турции с Крымом? Возможно ли усиления влияния Турции на исламистов в Украине?

– Уверен, что торги по Крыму между Россией и Турцией уже идут. А вот события самого неудавшегося переворота, думаю, никакого влияния иметь не будут. На крымских татарах в Крыму это также никак не отразится. Да и на крымских татарах, живущих в самой Турции, поскольку они всегда были лояльны к Эрдогану, пользуясь широкой культурной автономией. Турки, живущие в Крыму, остались и также работают, как и ранее. Это бизнес среднего уровня. Существуют и нелегальные каналы. Неоднократно Украина направляла ноты протеста о том, что турецкие самолеты прилетают в Крым, заходят суда и паромы. Но ситуация не особо изменилась. Но там и нет значительных оборотов.

Турки однозначно ранее, до аннексии, рассчитывали влиять на  Крым. Когда речь шла о вступлении Украины в НАТО, в Турции даже рассматривали возможность размещения военных кораблей и контингента, как члена НАТО,  но все было переиграно.

Что касается влияния на исламистов, находящихся ранее в Крыму, мусульманские общины, движения, в первую очередь тех, деятельность которых запрещена в России, которые якобы  перебазировались на территорию Украины,  я бы не стал называть их радикальными исламистами.

Ольга Будник

You may also like...