Черноморская доктрина Гетмана Хмельницкого Или Как казаки с турками мирились

На протяжении веков украинский народ проторял для себя путь к Черному морю, ведь все его северное побережье, включительно с Крымом, с конца XV века полностью было захвачено могучей Османской империей. В связи с этим  представитель известной «школы» украинской геополитики Юрий Липа вслед за Степаном Рудницким отмечал, что: во-первых, геополитическое направление «Юг — Север» (так называемая Балтийско-Черноморская доктрина), всегда было главной осью украинского жизненного пространства; во-вторых, стремление украинцев к овладению берегами Черного и Азовского морей было важнейшей их задачей в истории. В свою очередь, выдающийся современный исследователь востоковедческой проблематики Ярослав Дашкевич писал, что соседство такого громадного государства, как Османская империя и зависимого от нее Крымского ханства было не только важным, а в отдельные периоды даже решающим политическим и военным фактором для существования Украины на протяжении XV— XVIII веков.

• Известно, что уже осенью 1647 г. в Бахчисарай и Стамбул отправилось казацкое посольство, которое должно было заручиться турецкой и татарской поддержкой в будущем восстании украинцев против власти Речи Посполитой. Эта дипломатическая миссия завершилась заключением в марте 1648 г. украинско-крымского договора, который предусматривал взаимную помощь против коронного войска, а также согласие гетмана Богдана Хмельницкого направить казаков для помощи султану в Кандийской войне с Венецией.  Сразу после смерти, в начале июня 1648 г., короля Речи Посполитой Владислава ІV гетман  снова отправил посольство в Стамбул. А летом 1648 г. между Османской империей и украинским гетманом было заключено соглашение о «принятии его (Б. Хмельницкого. — Т. Ч.) под свою оборону и предоставление помощи против поляков». Как подтверждают источники, в обмен на покровительство султана Б. Хмельницкий должен был выплачивать дань как Молдавское и Валашское княжества, оказывать в случае необходимости посильную военную помощь Порте, давать своих людей на турецкие галеры, а также передать в прямое подчинение Османский империи г. Каменец-Подольский.

• Заключение договора с турецким султаном в 1648 г. заложило начало формированию черноморской политики гетманского правительства Б. Хмельницкого. Напомним, что Черное море в то время было своего рода «внутренним озером» Османской империи, ведь ни одна из европейских стран не имела к нему доступа. По мнению гетмана, именно Турция и Крым могли войсками помочь реальному утверждению власти Б. Хмельницкого, которая находилась перед постоянной угрозой ликвидации со стороны Короны Польской.

• В начале апреля 1649 г. турецкий султан приказал крымскому хану и силистрийскому (очаковскому) бейлербею поддержать Б. Хмельницкого. Именно тогда между Чигирином и Стамбулом был заключен торговый договор, который назывался «Договор между турецким цесарем и Войском Запорожским и народом Русьским о торговле на Черном море», — так называемая Черноморская конвенция Украины с Турцией. В ее первом пункте отмечалось, что «Цесарь Е[ого] М[илость] Турецкий позволяет Казацкому войску и его государству плавать по Черному морю ко всем своим портам, городам и островам, по Белому (Средиземному. — Т. Ч.) морю ко всем своим государствам, островам и другим портам и к портам чужеземных властителей и христианских государств». На то время это стало большой дипломатической победой гетманского правительства.

• Летом 1650 г. казацкая Украина значительно активизировала свои отношения с Османской империей. Сначала гетман обратился к янычарскому военачальнику в Стамбуле Бекташ-аге и очаковскому бейлербею Мурад-паше с просьбой помочь в возобновлении отношений с султаном Мехмедом ІV. В ответ турецким властителем было направлено в Чигирин посольство во главе с Осман-агой (Осман-чаушем), которое находилось в гетманской столице с 30 июля до 5 августа 1650 г.  Следствием пребывания турецкого правительственного чиновника в Украине стало письмо Б. Хмельницкого к султану, где оговаривались такие условия:  «Против каждого неприятеля (султана. — Т. Ч.) стоять»;  «в государства Вашей цесарской (султанской.  — Т. Ч.) милости не вторгаться»;  «в согласии находиться с татарами… на века в приятельстве ходить»;  с согласия султана и крымского хана свои «военные дела делать».

• Ответ и предложения турецкой стороны должен был выслушать руководитель украинского посольства полковник Антон Жданович, который вместе с Осман-агой прибыл в начале сентября в столицу Османской империи. В период с 7 по 20 сентября 1650 г. послами Хмельницкого в результате переговоров с великим визирем были оговорены основные пункты будущего подданства Украинского гетманата султанской власти. Символом согласия Мехмеда ІV взять казацкое государство под свою защиту было вручение А. Ждановичу перед отъездом в Украину «булавы драгоценной» для передачи ее Б. Хмельницкому. Вместе с ним в Чигирин приехал турецкий посол Осман-ага, который должен был изложить гетману предложения султана. Он был на приеме у гетмана в начале декабря 1650 г.

• Как исследовал Михаил Грушевский, украинско-турецкие переговоры завершились в марте 1651 г. «формальным признанием Украины вассальным государством Отоманской империи». Такой вывод выдающийся ученый сделал на основе исследования текста султанской грамоты на имя гетмана, где отмечалось согласие турецкого монарха покровительствовать Украине. Принятие гетманом Войска Запорожского вассальной зависимости от Порты в 1651 г. подтвердил и выдающийся польский османист Зигмунд Абрахамович.

• О конкретных условиях протекции свидетельствовал австрийский дипломат И. Шмид, который в то время находился в Стамбуле и сообщал 10 марта 1651 г. в Вену о том, что казаки были освобождены от дани султану и имели одно обязательство — нести военную службу в интересах нового сюзерена. Султан Мехмед ІV также послал Б. Хмельницкому вышитый золотом кафтан, что в османской традиции межгосударственных отношений означало признание украинского гетмана в качестве султанского подданного.

• Однако как только дошло до практической реализации этого соглашения, в отношениях между Чигирином и Стамбулом начали возникать определенные трудности. Весной 1651 г. Б. Хмельницкий отказался принять военную помощь турков в обмен на требование передачи Порте Каменец-Подольского. Когда же в июне крымский хан, вопреки своим предыдущим обязательствам, не поддержал украинскую армию в битве с поляками под Берестечком, гетман обратился с просьбой к Мехмеду ІV, чтобы «крымским людям оказать… помощь» казакам. В обмен на приказ султана к хану о поддержке Хмельницкого, Порта заставила последнего согласиться на изменение предыдущих договоренностей. Теперь казацкая Украина, так же, как Молдавия и Валахия, была вынуждена платить дань султану. Кроме того, гетман должен был предоставить в распоряжение Османской империи определенное количество войска для ее войны с Венецианской республикой.

• После примирения с королем под Белой Церковью в 1651 г. Б. Хмельницкий «оправдывается» перед султаном. Основной причиной украинско-польского перемирия, которую изложил гетман в письме к Мехмеду ІV от 4 ноября 1651 г., было опоздание татарских орд при объединении с казацкой армией перед началом Берестецкой битвы. Но, несмотря на это, Украинский гетманат оставался в «братском» союзе с Крымским ханством. Кроме того, Б. Хмельницкий подчеркнул свое желание и в дальнейшем признавать верховенство турецкой власти: «…Как также хотим быть верноподданными и Вашей Цесарской (султанской. — Т. Ч.) Милости». Более того, гетман снова обратился к султану с просьбой дать приказ хану идти на поддержку казакам, ведь «…ляхи, гарантированные заключенным миром, перешли на отдых за Днепр; разбив их, легко заставим остальных поддаться под власть Цесарской Милости (султана. — Т. Ч.)». Эти просьбы были повторены в очередном письме Б. Хмельницкого к Мехмеду ІV от 27 ноября того же года.

• В следующем, 1652 г., когда Ян ІІ Казимир заставил украинского гетмана выбирать между польской и турецкой протекцией — в марте король предложил ему немедленно выступить в военный поход против Османской империи. Однако Б. Хмельницкий дипломатически отказал королю. А спустя некоторое время в письме к коронному канцлеру А. Лещинскому от 24 июня 1652 г. откровенно заявил, что если король не прикажет прекратить наступление на  Украину, то он «вынужден будет искать себе другого постороннего господина и чужую силу, которая сможет нас защищать». Вскоре эти угрозы воплотились в возобновлении гетманом более тесных дипломатических отношений с Османской империей.

• В начале марта 1653 г. в Стамбул выехало представительское  посольство казацкой Украины. Как подтверждал турецкий хронист XVII века Наима, Б. Хмельницкий просил султана Мехмеда ІV подтвердить своей грамотой протекторат над Украиной и как символ укрепления сюзеренно-вассальных отношений послать ему флаг и тулумбас (барабан). После заключения соответствующих актов Войско Запорожское должно было рассматриваться как часть Османской империи наподобие Молдавии и Валахии, а военное нападение на  него должно было расцениваться как нападение на саму империю. Идя навстречу просьбам гетмана, султан послал в Украину «большое» посольство во главе с Мехмед-агой, которое находилось в Чигирине с середины мая до конца июня 1653 г. Турецкий правительственный чиновник привез султанскую грамоту, где говорилось о том, «чтобы был гетман в подданных у султана». Кроме того, он вручил Хмельницкому «корону (очевидно, шапку. — Т. Ч.), и саблю, и булаву, и бунчук, и кафтан». Османский посол заверил украинское руководство, что султан Мехмед ІV окажет ему военную помощь в виде 10 тысяч воинов силистрийского бейлербея и будет постоянно защищать казацкое государство от иностранных вторжений. Это были обязательства монарха Османской империи как протектора Украины и вместе с тем властителя-сюзерена относительно гетмана-вассала Б. Хмельницкого.

• Обязанности Украины как зависимого государства перед султанской властью по предложению турецкого посольства должны были быть следующими: во-первых, передача под султанское управление Каменец-Подольского; во-вторых, ежегодная уплата дани в размере 10 тысяч золотых и 10 тысяч волов и овец; в-третьих,  предоставление Порте своих воинских подразделений в случае необходимости. Также Б. Хмельницкий, вместе со всей старшиной, должен был принести присягу верности султану от имени всего населения Украины. Гетману оставалось предпринять один (однако едва ли не самый главный!) шаг к правовому оформлению соглашения о зависимости Войска Запорожского от Османской империи, а именно — созвать Генеральную раду, которая бы узаконила предыдущий украинско-турецкий договор.

• Такая рада состоялась в конце июня — начале июля 1653 г., и на ней, после продолжительных споров, было отклонены не только условия турецкой стороны относительно подданства, но и  положения этого украинско-турецкого договора. Не последнюю роль в таком решении тогдашнего высшего законодательного органа казацкого государства сыграл сам Хмельницкий. Согласно сообщениям российских агентов из Стамбула, украинский правитель, отправляя назад турецких послов, говорил им: «…города (Каменец-Подольского. — Т. Ч.) не могу дать, ни другой никакой дани, я не имею государства богатого… только если люди военные понадобятся султану, быть мне готовым на его службу».

• Признавая с января 1654 г. номинальное верховенство московского царя, гетман Б. Хмельницкий, несмотря на запрет со стороны протектора-сюзерена, продолжал дипломатические отношения с Османской империей и Крымским ханством. В феврале 1654 г. (и это менее чем через два месяца после так называемой Переяславской рады!!!) Хмельницкий обращается к султану Мехмеду ІV с просьбой о покровительстве Османской империи и продолжает обмениваться посольствами с крымским ханом. Весной в Стамбуле находились представители гетмана, которые получили от султана согласие на продолжение отношений с Крымом. Именно поэтому 16 апреля 1654 г. Б. Хмельницкий писал крымскому хану Ислам-Гирею, что Украина «на вечные времена» не нарушит взаимную присягу о «братском союзе» и «приязнь» с Крымским ханством.

• В марте 1655 г. Б. Хмельницкий принимал в Чигирине турецкого  посла Шагин-агу. После завершения переговоров с ним в Порту отправились украинские дипломаты, которые в конце мая — в июле находились в столице Османской империи. Главной темой переговоров снова были вопросы об «измене» Крымского ханства и необходимости расторжения крымско-польского союза, запрете татарам нападать на Украину и т. п. Хмельницкий получил письмо Мехмеда ІV, где падишах по результатам посольства отписывал гетману, который «предлагает с целым народом казацким моему порогу блаженности подданичество и искренность, и из чистоты внутренней и внешней обнаруживаешь верность и преданность. На которое подданичество милостиво дается мое цесарское согласие…».

• Гетман в конце ноября 1655 г. отвечал, что «мы очень рады были большой милости султана и снова будем верно служить нашему могучему хозяину (Мехмеду ІV. — Т. Ч.)». Кроме того, казацкие послы добились того, что в Бахчисарай был выслан турецкий правительственный чиновник, который от имени султана приказал татарам прекратить воевать с казаками и жить с Украиной «в мире и дружбе, как когда-то». Тем самым гетман пытался обеспечить поддержку турецкого монарха своим далеко идущим планам в Придунайском регионе и возобновить дружеские отношения с Крымским ханством. Силистрийский бейлербей Сияуш-паша, который отвечал за отношения Порты с Украиной, еще в начале 1655 г. отмечал, что  подчиненность Чигирина Стамбулу должна была происходить на таких же условиях, как и Молдавского и Валашского княжеств.

• Турецкие послы неоднократно находились в Чигирине в течение 1656—1657 гг. Весной 1657 года Б. Хмельницкий сообщал в Стамбул о пребывании в Чигирине посольства австрийского императора Фердинанда ІІІ Габсбурга во главе с П. Парцевичем, отправив в Высокую Порту посольство во главе с полковником Лаврентием Капустой. 22 мая того же года украинский представитель имел прием у Мехмеда ІV. Во время этой аудиенции украинский дипломат, очевидно, среди прочего обращался к султану с просьбой повлиять на крымского хана, чтобы тот не отказывался от мирных отношений с Украиной.

• Особенности черноморской политики Б. Хмельницкого заключались в том, чтобы в лице Османской империи обеспечить себе надежного союзника (через приобретение номинального вассалитета), и таким образом лишить турецкого султана возможности за спиной Украины вступить в коалицию с Речью Посполитой. Кроме того, мир со Стамбулом предусматривал также расторжение крымско-польского союза и мирные отношения с Крымским ханством, военная помощь которого существенно помогала в войне с Речью Посполитой. Очень важным для экономики молодого казацкого государства оставался выход к портам Черного моря для ведения международной торговли.

• Понятно, что воплотить такие свои планы в жизнь Б. Хмельницкому полностью не удалось, ведь татары периодически отказывались от поддержки Войска Запорожского и переходили на сторону короля Речи Посполитой, что вынуждало гетмана снова искать поддержки у Москвы. Да и Османская империя, которая была втянута в войну с Венецией на Средиземном море, так и не смогла предоставить необходимую военную защиту казацкой Украине ни в 1651-м, ни в 1653-м и 1655-м гг., то есть тогда, когда объявлялось о подчиненности украинского гетмана турецкому султану.

• …Уже во время освободительной борьбы 1917—1921 гг. посол Украины в Турции Александр Лотоцкий отмечал, что «непобедимая сила жизни делает то, что исторические соседи — Турция и Украина, хоть не всегда находили общий язык в прошлом, однако в будущем реально придут ко взаимопониманию конечной для обеих стран общности по делам политики, экономики и культуры». Считаем, что эти меткие слова известного ученого, общественного деятеля, политика и дипломата остаются актуальными и для современного Украинского государства. Ведь, по нашему мнению, именно активная внешняя политика отечественной дипломатии, постоянные экономические, военно-политические и культурные связи в пределах Балтийско-Черноморской геополитической оси являются наиболее приоритетными для нашей страны в условиях нынешней войны с Россией.

Тарас ЧУХЛИБ, доктор исторических наук, директор НИИ Казачества

You may also like...